Previous Entry Share Next Entry
Посвящается Муху
сашбаш
hampic
Мы редко обращаем внимание на то, что в нас что-то меняется в же миг. Чаще осознание перемены приходит со временем, - "оп-па, а я уже другой, ух ты, бывает же".
В жизни таких поворотных моментов множество. Я расскажу о двух - первом, произошедшем со мной почти 20 лет назад, и о последнем, случившемся на днях.

...Я запомнила момент из детства, когда я начала бояться.
Мне было года 4, я гуляла с бабушкой по парку (полю? пустырю?) около РГУ, дежурному месту "выгуливания" меня. Там я собирала боярышник и срывала цветы; затем из первого бабушка делала настойку, а из вторых плела венки. Идиллия.
Как и многие дети, я без должного пиетета относилась к живой природе - ловила кузнечиков, бабочек и стрекоз, охотилась за майскими жуками (как позже выяснилось, то были не майские жуки, а бронзовки. У них были шершавые лапки и они так щекотно держались за палец).
В детстве я ничего не боялась, в моей голове не было логической связи "действие-боль". Кроме безобидных жуков и красивых бабочек, я ловила шмелей. Конечно, бабушка меня предупреждала, что не стоит это делать, но, елки палки, когда это я старших слушалась?!
В какой-то момент произошло неизбежное, шмель меня таки ужалил. Мне было больно.
С тех пор в моей голове поселилось знание, что ловля насекомых с жалом - опасная затея.
С тех пор я начала бояться боли.

Это было почти 20 лет назад. Другой поворотный момент произошел на днях, на работе.

По ночам я работаю в больнице Адасса Ар аЦофим. Сижу в будке на выезде из больницы, беру оплату за парковку и нажатием кнопки поднимаю/опускаю шлагбаум выезжающим машинам. На работе тихо, есть возможность поучиться, посидеть в интернете, есть кондиционер, который можно настроить на 32 градуса и греться. Ничего так, хорошая студентческая работа.
В паре со мной работает охранник. Он проверяет въезжающие машины и разруливает проблемы, если они есть. Охранник - собирательный образ, на самом деле их много, посреди смены они меняются, и иногда ребята с другого поста просто заходят в гости погреться и попить кофе. Большую часть времени охранник сидит вместе со мной в будке, так что быстро завязывается разговор, иногда душевный, иногда - не очень.

Обычно смены проходит тихо, но позавчера произошел небольшой конфликт. Я была невнимательна, и когда мужик заплатил мне 200ш, я дала ему сдачу со 100. Конечно же, ему это не понравилось, о чем он громко и с матом мне сообщил.
Поскольку любую недосдачу возвращать придется мне, то я решила пересчитать деньги в кассе перед тем, как отдать дядьке его стольник.
Дядька мою нерасторопность не оценил, вышел из машины и с криками пошел в мою сторону. Он выкатил глаза, махал руками и топал ногами. Наверное, ещё он угрожал и матерился, но, поскольку это было по-арабски, что именно он кричал, сказать не могу. Даже не знаю, чем его так достали за день, что в нем накопилось столько злобы.
Не думаю, что он бы меня ударил, но охранник все равно решил вмешаться, попросил дядьку отойти в сторону и дать мне пересчитать деньги спокойно. Охранник был послан в голубые дали в особо грубой форме. Мой "страж" взялся было звать по рации подкрепление, но к тому моменту я уже свела баланс и, извинившись перед дядькой, отдала ему его стольник.
Ерундовое, на самом деле, происшествие. Я ошиблась, мужик сорвался, деньги отданы, инцидент исчерпан.

Когда дядька забрал деньги и уехал, охранник принялся мне рассказывать, что мне стоит быть аккуратной, ведь здесь так много арабов, и все они нас ненавидят, только и ждут возможности кинуть меня на деньги, да и вообще, навредить нам всем.
Парень увлекся и рассказал мне, как решить арабо-израильский конфликт, - решение включало в себя депортацию, резервацию и последующие коврорвые бомбардировки.
Когда я попыталась проблеять что-то типа "не все такие, да и в условиях реальности..." - охранник меня прервал и заботливо объяснил "девочка, здесь тебе не Хайфа, они - враги, обходи их стороной. Они все нас ненавидят и желают нам смерти. Они - мусор и дрянь, лучше бы они просто умерли. Тут с ними не не принято дружить, а с евреями, с ними общающимися, я и за руку не поздороваюсь". Потом охранник сменился.

Через несколько часов ко мне в будку заглянул другой охранник и спросил, "ну что, любительница арабов, до сих пор такая либеральная? Поработаешь еще пару смен, мозгов прибавится".
Весть о том, что на работе появилась "левацкая дурочка" быстро облетела всю больницу.

(это было предисловие, если кто не понял)

Позавчера, благодаря этим охранникам, я изменилась; почувствовала себя чужой. Это был поворотный момент. Осознание факта, что многие люди заочно ненавидят близкого и дорогого мне человека просто по факту его существования, меня оглушило. Я выпала из комфортной реальности деления на "своих" и "чужих".
Я слушала нравоучения этих мудаков-охранников и надеялась, что никто не обратит внимание на лежащий рядом со мной пакет с едой, привезенной мне из ближнего зарубежья моим другом.
Моим прекрасным, заботливым Мухом, которому было не впадлу сделать крюк и, возвращаясь в Яффо из Шхема, завезти мне (в Иерусалим, блеать, это же лишний час езды!) пакет с моим любимым кнафе и RedBull'aми.

...Я могу понять этих охранников - они провели всю жизнь в расистском Иерусалиме, где вообще все всех ненавидят, а не в прекрасной Хайфе, любимом городе, где ночью я спускалась к поезду пешком с Адара через Вади Ниснас, даже не думая, что что-то плохое может случиться.
У них другая реальность, да и специфика работы такая - в глаза бросается самое худшее, а нормальное и хорошее остается незамеченным.

Но это уже неважно. Теперь я боюсь ловить шмелей.

  • 1
"Тут с ними не не принято дружить, а с евреями, с ними общающимися, я и за руку не поздороваюсь."

Впечатляет, с таким не сталкивался.
А сам охранник кто? Русскоязычный, местный? Религиозный, светский?


Именно эту отповедь выдал светский сефард, но в том же ключе высказывались многие, и светский эфиоп, и верующий сефард, и русский дядька.

Просто обычно всякие свирепые речи толкают многие, но такое детсадовское "будешь с ними водиться - не буду с тобой водиться" - это что-то редкое.

У меня как-то был эпизодик в чём-то обратный, в чём-то схожий - зимой попал под грозу вдали от города, куртки не было, промок до нитки. Какой-то товарищ согласился тремпануть. Я, садясь в машину - "вот спасибо, мужик, спас". Он: "да ладно, ты же наш, ха-ехуди ха-якар, как же тебя не взять?" Религиозный сефард.

Мда. У меня, конечно, язык зачесался спросить - "а если скажу, что нееврей, обратно меня под ливень выставишь?" Но поскольку он меня реально выручил по доброй воле, то отвечать наездом на его взгляды было бы неучтиво. Да и под дождик не хотелось. :-) Так что беспринципно отмолчался.


Конформист!
Знаешь, я постоянно ловлю на себе тяжелые взгляды, когда захожу в бар с Мухом. Для большой части населения существует шаблон, где русская доступная женщина вступает в связь с арабом-врагом родины. Конечно, большинство людей молчат, но часто находятся одаренные индивидуумы.

И ощутимая часть населения как-то упорно игнорирует факт, что в стане треть граждан говорят на арабском и имеют такие же права, как и они.
Просто раньше я об этом не задумывалась, а сейчас для меня как окно в другой мир открылось.

Работа хорошая, но с охранниками. Которым -- (таким крутым мужикам -- охранникам!) -- приятно поучать левацкую дурочку, девушку затесавшуюся в их ряды.
Есть еще один момент -- объективный. Если ты, к примеру, университетский профессор, тебе легче любить арабов чем охраннику. Потому что те арабы с которыми встречаешься ты, радикально отличаются от арабов, с которыми встретится охранник. И что делать -- с тем самым опасным арабом, у которого из рукава торчат проводки, скорее всегу придется увидется именно орханнику.

Именно так.


Понятно, мальчики красуются перед новенькой. Но я слышу, как они общаются между собой, с какими пренебрежением и отвращением они говорят об арабах.

К слову, ты же в курсе, что образование не делает человека лучше? Врачу из Асафа ничто не помешало убить свою сестру ради чести семьи, да и у многих лидером террористических движений есть ученые степени.
Мне образованная, умная и "озападненная" сволочь противней простого, неграмотного евреененавистника.

Мне кажется, ты слегка романтизируешь работу охранников. Никаких проводков, никакого героизма. Просто необоснованный неадекват. Приведу пример. У женщины панчер прямо на въезде в больнице. Один из ребят выходит ей помочь. Через пару минут он возвращается "блять, она же арабка! хрена ли я к ней подошел! не буду я ей помогать".
Другой пример - выезжает зареванная женщина (к нам часом раньше привезли раненного мужчину, он скончался в миюне). Мне нужно взять с нее деньги за парковку. Дама явно плохо знает иврит, не понимает, что происходит. Доблесные защитники родины (ах, проводки из рукава!) предлагают поглумиться, ржут, просят меня ее не выпускать.

Не стоит подгонять "объективную" базу под скотство.

Сочувствую. Боюсь, это специфика общения с "простыми людьми". Которые и сами по себе очень незатейливые, и жизнь у них тяжёлая. Дело даже не в арабах, могло бы вылезти что-нибудь другое. Я писал у себя, как сын поразился ненависти среди парней в армии по отношению к геям.

Вероятно, их особенно поразило, что ты извинилась за ошибку, а не кинула 100 шекелей мужику в рожу, прибавив крепкое слово. Как поступок марсианина.

Вот как-то так.


Ненависть к геям мне вообще настолько непонятна, что хочется сделать аутопсию гомофобам, и посмотреть, на том у них в голове твориться.

Знаешь, деление на "простых" и, гм, сложных? людей мне претит. От этого снобства я и сбежала из Хайфы в скорую помощь в Бат Яме.
Я знаю массу людей без высшего образования, занимающих унылые и бесперспективные должности, которые обладают живым умом и потрясающей человечностью. Не думаю что причиной является их неголубая кровь; к тому же такой нацистский бред несут все подряд, и эфиоп учащийся на мадей махшев, и парень под 40, который на этой шмире уже 7 лет и никуда не собирается.

Я, на самом деле, про коллективы, а не отдельных людей.

На заводе могут работать отдельные прекрасные люди, но вряд ли атмосфера в целом будет шибко культурной и утончённой. И самый неприятный человек будет, скорее всего, следить за базаром в универе или хайтеке. Чтобы он там про себя ни думал. А если не будет – может сильно нарваться.

Например, моя жена как-то поработала несколько месяцев в одной государственной организации. Это не дно общества. Но и не Иерусалимский университет, прямо скажем. И набрала много впечатлений, теперь её ничем не удивить. Начальница громко на весь зал: «Гы-гы-гы, я ночевала у дочки, хожу во вчерашних трусах».

Это просто забавный эпизод, но, например, какая-то работница может невзлюбить другую работницу, без конца травить, хамить и писать в суп. Не то чтоб намёками и украдкой, а совершенно свободно и открыто.
Я тебя уверяю, в этой организации служат и служили расчудесные люди, с некоторыми лично знаком. Но в целом – гадюшник.

Как говорил один мой друг - "Дворнику приходиться убирать и дерьмо. Но при этом совершенно не обязательно марать руки и становиться тем, что убираешь".


Верно. И относительно этих ребят, и меня, и нормальных арабов.

Фигня это всё

Это как религия. Или антирелигия. Думаю, ты поняла, о чём я.


Нет, не угадал. Не поняла.

Гм, ну вот как религиозные люди отдаются безоговорочно какой-то системе, которая устанавливает им рамки поведения, ритуалы, даёт смысл жизни и ответы на многие вопросы? Им проще так, меньше самоответственности, легче принимать решения, потому что есть готовые шаблоны. Так же и тут: ненавидеть всех арабов гораздо проще, чем различать их. Вдруг ты поможешь арабу, а он и правда окажется сволочью? А так не ошибёшься, все козлы - и точка.

  • 1
?

Log in